Cекреты благополучия женщины

Подпишитесь на лентуПодпишитесь на лентуTwitterTwitterВКонтактеВКонтактеВидеоВидеоFacebookFacebook
Мир Евы/Виват, Джулия!

А ведь когда-то мы надевали лучшие платья, брали в шкафу театральные сумочки, клали в пакет самые нарядные туфли и отправлялись в театр на премьеру! Какой телевизор, какой сериал, когда в театре — событие?!
Вспомним эти старые добрые времена, тем более что есть повод — 27 марта все образованное и культурное человечество отмечает Всемирный день театра.
Он был установлен в 1961 году IX конгрессом Международного института театра. Стало быть, уже полвека с того дня, как появился свой праздник у режиссеров, актеров, оркестрантов, гримеров, костюмеров, осветителей, билетерш.
Для порядка заглянем в историю.
Само слово «театр» произошло от древнегреческого theatron (θέατρον), что значит «место, где смотрят». Первые театральные спектакли, если их можно так назвать, были показаны чуть ли не пять тысяч лет назад в Древнем Египте. Это были «инсценировки» мифа о египетских богах — Изиде, Осирисе и Сете. До настоящего искусства было далеко — роли исполнялись жрецами, которых никто актерскому мастерству всерьез не учил. Настоящее рождение того театра, из которого вырос современный, состоялось в Древней Греции. Но это всем известно, а вот зарождение латвийского театра — пока еще не всем.
В восемнадцатом веке жил в Риге барон Отто фон Фитингоф, фантастически богатый господин. Ему по карману было содержать оркестр из двадцати четырех музыкантов, чтобы слушать за обедом приятную музыку. Он решил, что Риге необходим хороший театр — и построил его за свой счет, да еще и выписал из какого-то германского княжества труппу хорошо обученных актеров. В 1782 году рижский немецкий театр был открыт. Его посещала местная знать и бюргеры, но, как выяснилось позднее, и простой латышский паренек мог пробраться на спектакль. Случилось это в 1818 году. Семнадцатилетний слуга Янис Пейтанс увидел драму Шиллера «Разбойники» и был настолько поражен, что взялся переводить это увесистое произведение на латышский язык. Потом он собрал единомышленников, и устроил премьеру в сарае имения Дикли. Так родился латышский театр, но профессиональным он стал много лет спустя. Первый театральный спектакль на латышском языке назывался «Пропойца Бертулис» и был сыгран в Риге 2 июня 1868 года.
Но цифр и фактов мало для того, чтобы понять и полюбить театр. И поэтому мы вспомним не имена актеров и режиссеров, которые вспыхивают и гаснут, а совсем другое. Мы вспомним объяснение в любви к театру, автор которого — английский врач, разведчик, драматург, писатель Сомерсет Моэм.
Этот удивительный человек родился в Париже 25 января 1874 года. В детстве он говорил только по-французски — когда умерли его родители, мальчика отправили к родственникам в британский город Уитстебл, и там он с трудом освоил английский язык. Он изучал литературу, философию, медицину, а первый успех ему принесла в 1907 году пьеса «Леди Фредерик».
Во время первой мировой войны Моэм в качестве агента британской разведки был послан в Россию с целью не дать ей выйти из войны. Покинуть Петроград ему пришлось в 1917 году, после революции. И тогда уж он стал профессиональным писателем и драматургом. В 1937 году вышел роман «Театр». Ну как, вспомнили? Вспомнили экранизацию с бессмертной Вией Артмане в главной роли?
Вспомнили, как страдали с ней вместе, как переживали за нее и как торжествовали ее женскую победу?
У каждой из нас есть свой маленький театр. Нет женщины, которая не ставила бы своего собственного спектакля, чтобы сказать «люблю» или услышать «люблю». Мы — актрисы, режиссеры, декораторы и костюмеры. А женщина, с которой мы берем пример, — Джулия Ламберт, которую так талантливо придумал Сомерсет Моэм.
Можно подумать, что он поставил перед собой цель: написать учебник жизни для нас, таких умных, таких самоуверенных, и таких беззащитных перед внезапной любовью к красивому глупому мальчику.
Ради чего мы читаем этот роман? Мне кажется — ради предпоследней сцены.
Джулия, лучшая актриса Англии, благополучная жена и мать, уже отпраздновала сорокашестилетие, уже встретила юного сноба Тома Феннела, уже позволила ему стать своим любовником, уже потратила на него кучу денег, уже убедилась, что у нее есть соперница. Мелькают на экране кадры, шелестят страницы — как она справится со своей бедой? Ведь у Тома хватило нахальства попросить ее покровительства для начинающей актриски Эвис, своей новой подружки.
И вот тут нужно читать и смотреть очень внимательно. Нужно угадать тот миг, когда Джулия поняла, как ей следует вести свою роль, чтобы победить. Она обещает Эвис роль в новом спектакле, где занята и сама. Что это — поражение? Не спешите проливать слезы — замысел уже созрел, работа началась.
Та, кого Том считал богатой старухой, из которой можно вить веревки, оттачивает каждую крошечную деталь своей будущей победы. Ох, сколько их, этих прелестных деталей! Читаем, смотрим, учимся…
И вот премьера. Тут-то и выясняется, что Джулия наперекор режиссеру поменяла все, что только могла — рисунок роли, свой костюм, мизансцены. Она вынуждает Эвис стоять в профиль к залу — а профиль-то у актриски овечий. Она в те минуты, когда зал должен смотреть на Эвис, достает огненно-алый платок, вертит его в руках — и собирает на него все внимание публики. Один сюрприз сменяет другой — и, в соответствии с замыслом, неопытная зазнайка уничтожена. Триумф! И Том снова у ногДжулии!
И вот тут она празднует настоящую победу. Она предпочитает объятиям Тома бифштекс с жареной картошкой.
Мы смеемся и торжествуем вместе с Джулией. Мы переворачиваем последнюю страницу, зная: как и она, не сдадимся, не опустим рук, не позволим унизить себя.
Когда жизнь вынуждает бороться — за любовь, за внимание, да хоть за рабочее место, — мы вспомним, что сами пишем себе роль для этого театра. От нас зависит, как мы ее сыграем.
Мы — актрисы. Даже если никогда не выходили на профессиональную сцену. И поэтому 27 марта — наш женский праздник. А мужчинам об этом знать не обязательно…

Ваши комментарии:

ВКонтакте
Facebook
Google+
Новости
  • Октябрь 8, 2016Вес взят! (глава вторая)
    Танюха была теткой жизнерадостной и не слишком склонной к злорадству. Однако что-то в ее голосе все же прорезалось этакое, малоприятное: ишь, разлетелась ты, соседка, кучу денег на кулинарию извела, а он...
    0 комм.
  • Октябрь 1, 2016Вес взят! (глава первая)
    Считается, что магазинный пакет выдерживает десять кило. Но Рома своими глазами видела, как у одной женщины прямо посреди улицы пакет треснул и все полетело на асфальт. Такое бывает, кстати, если в...
    0 комм.
  • Март 11, 2016Единственные (часть четвёртая)
    Пройдя мимо матери, как мимо каменной стенки, пройдя мимо ряда стульев вдоль стены, на которых сидели женщины с медицинскими бумажками в руках, Илона вышла из клиники. Мать нагнала ее на улице.
    0 комм.
  • Март 6, 2016Единственные (часть третья)
    Ее родители жили в крошечном городишке, в семье старшего брата, и очень верили в светлое будущее своей младшенькой. Брат был не родной, а сводный, из прежней, еще довоенной семьи отца, и...
    0 комм.
  • Февраль 18, 2016Единственные (часть вторая)
    Портрет был вырезан из журнала и вклеен в блокнот — именно вклеен, чтобы не вывалился. Блокнот когда-нибудь кончится и будет упрятан в нижний ящик письменного стола — весь, кроме этой страницы;...
    0 комм.