Cекреты благополучия женщины

Подпишитесь на лентуПодпишитесь на лентуTwitterTwitterВКонтактеВКонтактеВидеоВидеоFacebookFacebook
Мир Евы/Одинокий тюльпан

Одинокий тюльпан

Ольга не любила коротких стрижек, сумок через плечо, туфель на толстых каблуках и 8 марта. Стрижки — потому что модные выглядят агрессивно, а женственные — немодно. Сумок — потому что плохой человек, проезжая мимо на велосипеде, сдернет это украшение — и поминай как звали. Толстые каблуки носила отвратительная тетка, которая в школе преподавала физику. Так они в голове и застряли символом всего грубого и беспардонного. А 8 марта… Ну, не стал этот день праздником именно для Ольги!
Она так остро реагировала на всякую фальшь, что казенный тюльпан и скучное поздравление на работе были для нее — как скрежет по стеклу. Есть люди, у которых от этого звука головная боль начинается. А у Ольги вот однажды зубы разболелись.
И естественно, она получила на работе свой обязательный тюльпан, большую шоколадину и какой-то спертый в Интернете стишок на вечную тему: «Без женщин жить нельзя на свете, нет!» В придачу был торт, один на два отдела, шампанское, конверт от директора с подарочной картой солидного магазина на смешную сумму. Ну, что там за такие деньги купишь?
Праздновать это событие вечером Ольге было не с кем. И даже совершенно не хотелось идти домой — там первоклассник Сережа обязательно подарит самодельную открытку и купленный за бабушкины деньги точно такой же тюльпан. И улыбайся ему, и хвали, главное — не глянуть ненароком на матушку, которая сидит с постной физиономией, а на физиономии написано: не сумела ты, дура-доченька, мужа удержать, вот и нюхай дешевые тюльпаны!
Матушке не нравилось в дочке решительно все. Она, конечно, не отказывалась от домашних забот, и в шахматный кружок Сережу водила, и прибиралась. Но финансовое положение семьи было такое, что ей приходилось работать, а до пенсии оставалось пять лет. И в том, что нельзя уйти пораньше, тоже, конечно, была виновата дочка.

Мобильник подал голос из сумочки.
— Оля, ты что делаешь вечером? — спросила Катя. — Я к чему клоню? Я ведь тебе рецепт еще когда выписала, а ты все не заходишь! Давай встретимся в кафе, я тебе его наконец отдам, выпьем хоть по «латте», что ли?
— Идет! — согласилась Ольга. — Ты в шесть можешь?
— У меня в семь кончается прием, в семь десять могу.
В кафе Ольга была уже в половине седьмого — решила не слоняться по магазинам, а посидеть спокойно, почитать женский журнал. Она взяла кофе и устроилась на диванчике поудобнее, а тюльпан положила на стол. Но чтение — процесс загадочный, и мысль, стартовав на рассуждениях психолога о пользе макияжа, уносится Бог весть куда. Вот и у Ольги она сделала какой-то странный выверт и подсунула страшное пророчество: Катя идет прямо из поликлиники, у нее целая охапка цветов, подаренных пациентами, и как же будет рядом с ней выглядеть Ольга со своим дурацким тюльпаном? Лучше вообще без единого цветка, чем с таким — казенным!
Место ему — в мусорнике! А где мусорник? В туалете!
Ольга взяла тюльпан со стола и поспешила к заветной двери. Но не дошла…
Она заметила девушку, сидевшую в одиночестве за столом, — хорошенькую, только совершенно безумно накрашенную. Девушка возилась с мобильником — судя по всему, отправляла СМС-ку. Ольгино внимание привлекла ее прическа — явно только что из парикмахерской, довольно причудливая и, скорее всего, дорогая. Стоило приглядеться и понять, как выложены волосы. В конце концов, дома есть щипцы для завивки, и никто не мешает сделать что-то похожее… может, даже на Катин день рождения…
Пока Ольга таращилась, девушка получила ответ, и он ее не обрадовал. Она провела пальцем по экрану, отыскала нужный номер и позвонила.
Видимо, ее звонка ждали и сразу ответили — коротко и недвусмысленно.
— Как — не можешь?! — воскликнула девушка. — Почему? Ты же обещал… Нет, ты обещал! Но я… Нет! Нет, это неправда! Саша, Саша!..
Саша прекратил разговор. Девушка попыталась еще раз позвонить ему — но он явно отключил телефон. Тогда она разревелась.
Ольга смотрела на нее и еле удерживала слезы. И в ее жизни было такое! И она звонила своему Саше, пытаясь понять, в чем провинилась. И она услышала горькую правду об отсутствии любви! А рядом не оказалось никого, в чье плечо можно уткнуться, никого, кто пожалел бы, выслушал, ободрил, ну — просто был рядом!
Не так Ольга была воспитана, чтобы приставать к чужому человеку с утешениями. Мать держала ее в строгости и утешала очень редко. Но что-то же нужно было делать! Как-то нужно было вторгнуться в одиночество хорошенькой девушки, которая так готовилась к праздничному вечеру! А как — если не умеешь, если не научили?
Решение возникло внезапно — одновременно с хлынувшими из глаз слезами. Ольга сделала два шага, быстро положила тюльпан на стол, у локтя плачущей девушки, и кинулась в туалет.
Она не могла сказать иначе: девочка, ты не одна, все еще сложится хорошо! Она сейчас вообще ничего не могла сказать.
Но запасы слез не так уж велики, холодная вода — отличная помощница, да и вещи нельзя оставлять у столика надолго — мало ли что…
Ольга кое-как привела себя в порядок и вышла на свет Божий.
Девушки уже не было, тюльпана — тоже. Значит, удалось хоть чуточку помочь. До прихода Кати еще было время допить остывший кофе и подкрасить глаза. Но не удалось. К Ольгиному столику подсел незнакомый мужчина.
— Я тоже наблюдал за этой красавицей, — сказал он. — Но вы оказались быстрее и умнее.
— Жалко девчонку, — ответила Ольга. — Она так готовилась, так ждала…
— Хотите сказать, жизнь ее несправедливо обидела? Старания не увенчались успехом?
— Да.
— А может, цена ее бурного горя как раз и соответствует вашему тюльпану? Просто она еще совсем ребенок. И через год будет вспоминать об этой беде с удивлением: из-за какого козла я, дурочка, плакала! Но вы сделали доброе дело. Вы начали цепочку…
— Какую цепочку?
— Цепочку добрых дел. Вы отдали свой единственный тюльпан, ничего не требуя взамен. Значит, кто-то теперь должен сделать вам подарок, тоже ничего не требуя. А потом этому человеку сделают подарок… А началось-то с вас!
— Я просто хотела избавиться от тюльпана, — прямо сказала Ольга. — И вообще… я в кафе не знакомлюсь!..
— Так и я не знакомлюсь. Просто я уже заказал цветы. Их сейчас принесут.
Ольга посмотрела на мужчину очень строго. Она хотела сказать взглядом: в ваших цветах не нуждаюсь, и вообще разговор затянулся.
А он улыбался.
Нужно было удирать без оглядки. Приставал и нахалов Ольга побаивалась. Сбежать и перехватить Катю где-нибудь на подступах…
Но Катя вдруг появилась у столика — как Ольга и предполагала, с целой охапкой цветов.
— Лешка, выручай! — приказала она. — Твои розы — вот, видишь, торчат! С тебя десятка! Ой… а вы разве знакомы?..
— Я даже не пытаюсь познакомиться, — ответил Лешка. — Просто хочу подарить цветы. Имею право?!
— Ты старый Казанова и авантюрист. Оля, не бойся, он обычно правду говорит. Если хочет просто подарить розы — бери, это тебя ни к чему не обязывает.
— Я не привыкла… — начала было Ольга, но Катя ее перебила:
— Это же Лешка! Мы с детского сада знакомы! На одном горшке сидели! Лешка, понимаешь? Он Алексеем Петровичем никогда не станет, так и помрет Лешкой. Это мой самый лучший друг! Он и с моим Вадиком подружился. Погоди… Это тот самый Лешка, который нам в ванной кафель положил!
Тут только Ольга начала вспоминать — да, действительно, год назад в гостях у Кати она эту ванную видела, и Вадик еще очень хвалил приятеля, который на все руки мастер.
Она невольно посмотрела на Лешку с интересом. Ну, мужчина, ну, под сорок… полноват, лысоват… и не скажешь, что Казанова… пожалуй, можно взять цветы — хотя бы ради того, чтобы удивить матушку. Но ведь с нее станется предположить, что Ольга эти розы за свои деньги купила! Как же быть?
Катя подозвала официантку, и они с лысоватым Лешкой стали сочинять целый банкет.
— Оль, суши будешь? — спросила Катя. — Я сегодня столько сладкого съела, что если мне не дадут маринованного имбиря и васаби — просто помру.
— Нет, я пойду. Меня мама с Сережкой ждут. Ты только рецепт отдай. Мне еще в магазин зайти…
— А я вас отвезу, — предложил Лешка. — Поедим — и сразу поедем. Держи свои деньги, Айболит!
Ольга подумала — и осталась.
Потом Лешка первой отвез домой Катю с цветами и доставил Ольгу в супермаркет.
Сообразив, что этот чудак поможет тащить пакеты, Ольга набрала продовольствия чуть ли не на неделю. Когда врачи советуют больше трех кило не поднимать — такая возможность на вес золота.
Матушка, увидев, что вслед за дочерью в прихожую входит чужой мужчина, просто рот раскрыла от удивления. А потом, раз уж чайник вскипел, предложила выпить горячего чая. Ольга хотела было сказать, что это совсем чужой человек, но не решилась — как потом объяснить, что привела в дом такого вот чужого?
За чаем Лешка рассказывал, как путешествовал по Алтаю. Там его друг работал на конно-спортивной базе, и летом Лешка нанимался к нему инструктором, водил группы. Сережа слушал с восторгом, обо всем расспрашивал, а когда Лешка засобирался, кинулся в свой уголок и притащил оттуда любимый бакуган:
— Вот, это вам…
— Теперь понятно, Оля? — спросил Лешка. — Цепочка-то складывается. Значит, следующий подарок должен получить Сережа.
— Ему ничего не надо, все у него есть! — воскликнула Ольга.
— Надо, надо! — завопил сынок.
— Еще одну машинку?
— Нет! Я хочу на Алтай!
И была после Лешкиного ухода сперва нравоучительная беседа Ольги с сыном, а потом — не менее нравоучительная беседа матушки с Ольгой. И были слезы, упреки, поминание былых грехов и оплошностей. Такое вот получилось 8 марта…

А наутро позвонил Лешка…
Трудно было Ольге научиться принимать подарки и отвечать на них приветливыми словами. Но она справилась. И, когда Лешка позвал ее летом на Алтай, спросила только:
— С Сережей?
— Да. Вы мне оба нужны, — ответил Лешка.

Ваши комментарии:

ВКонтакте
Facebook
Google+
Новости
  • Октябрь 8, 2016Вес взят! (глава вторая)
    Танюха была теткой жизнерадостной и не слишком склонной к злорадству. Однако что-то в ее голосе все же прорезалось этакое, малоприятное: ишь, разлетелась ты, соседка, кучу денег на кулинарию извела, а он...
    0 комм.
  • Октябрь 1, 2016Вес взят! (глава первая)
    Считается, что магазинный пакет выдерживает десять кило. Но Рома своими глазами видела, как у одной женщины прямо посреди улицы пакет треснул и все полетело на асфальт. Такое бывает, кстати, если в...
    0 комм.
  • Март 11, 2016Единственные (часть четвёртая)
    Пройдя мимо матери, как мимо каменной стенки, пройдя мимо ряда стульев вдоль стены, на которых сидели женщины с медицинскими бумажками в руках, Илона вышла из клиники. Мать нагнала ее на улице.
    0 комм.
  • Март 6, 2016Единственные (часть третья)
    Ее родители жили в крошечном городишке, в семье старшего брата, и очень верили в светлое будущее своей младшенькой. Брат был не родной, а сводный, из прежней, еще довоенной семьи отца, и...
    0 комм.
  • Февраль 18, 2016Единственные (часть вторая)
    Портрет был вырезан из журнала и вклеен в блокнот — именно вклеен, чтобы не вывалился. Блокнот когда-нибудь кончится и будет упрятан в нижний ящик письменного стола — весь, кроме этой страницы;...
    0 комм.